Самое горячее: Европа признала соцсети опасными (50); "Фобос-Грунт" уже не спасти (11); Мобильники убивают детей (26); ЕЩЕ >>
РАЗДЕЛЫ
Архив
« ноябрь 2014  
пн вт ср чт пт сб вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

Надо ли бояться "домашнего копирования"?

Ноу-хау | 09.02.2009 03:51

Сейчас, когда я пишу эту колонку, в Рунете бушует очередной "митинг копипасты", вызванный нашим копирайтным законодательством. Конкретно — проектом поправок в IV часть Гражданского кодекса. На момент написания статьи данная тема — в тройке главных на "Яндекс.Блогах". И это, наверно, не предел.

Поправки, ставшие причиной народного гнева, вносятся в статью 1273, которая предусматривает так называемое "право на домашнее копирование", совершаемое в личных целях. После того, как такие поправки вступят в силу, копировать для себя произведения, охраняемые авторским правом можно будет "при необходимости". Что это за необходимость, и кто будет определять ее наличие — в законе не сообщается.

Правда, в том варианте копипасты, который сейчас тиражируется в Сети, поправки описываются примерно так:

"Госдума РФ приняла во втором чтении изменения в законе об авторском праве. Теперь провайдеров сделали ответственными за "пиратский" контент в их сетях, а гражданам придется в суде доказывать "необходимость" даже копирования картинки из окна браузера."

Подозреваю, что своим появлением такая версия обязана записи в веблоге помощника депутата Думы Анатолия Семенова. Если вы ее внимательно перечитаете, то увидите, что о "безвиновной ответственности" говорится не в законопроекте, а в проекте совместного постановления пленумов Верховного и Высшего арбитражного судов. Само толкование этой статьи довольно неоднозначно, о чем я недавно писал.

Вдобавок, провайдеров и вообще всех, кто просто передает информацию, защищает от ответственности закон "Об информации, информационных технологиях и защите информации". В его семнадцатой статье предусматривается два основания освобождения от нее: если ответчик оказывает услуги "по передаче информации, предоставленной другим лицом, при условии ее передачи без изменений и исправлений", либо "по хранению информации и обеспечению доступа к ней при условии, что это лицо не могло знать о незаконности распространения информации". Об этом же недавно говорил и министр связи Игорь Щеголев, в ходе встречи с членами Комиссии Совета Федерации по информационной политике.

О самом же законопроекте "Вебпланета" писала еще полгода назад, когда он был только внесен в Думу. Правда, тогда такой волны возмущений статья не вызвала. А зря: если бы акции протеста начались еще тогда, эффекта от них было бы больше.

Еще все копипастеры пастят, что "четвертая часть ГК "делает свободные лицензии не имеющими юридической силы" — вот это уже вообще непонятно, почему. Наверно, по привычке: уже считается аксиомой, что от государства простым смертным ничего хорошего ждать не приходится. А "свободные лицензии" — это практически священная корова для интернетчиков. Так что, похоже, любое изменение в законодательство об авторском праве уже давно воспринимается как "покушение на свободные лицензии" (у того же Семенова в блоге не так давно был еще один "хитовый" пост как раз про это).

Ну, и вдобавок, массово цитируется рассказ "Право читать" Столлмана — куда ж без него? Кстати, на "Вебпланете" есть версия и пожестче, про чистку мозга в борьбе за копирайт.

Реальные наказания

Как мне кажется, вышеописанное "нагнетание страстей" по большей части не имеет под собой оснований. Тем не менее, стоит подумать, чем же подобные поправки могут обернуться для простых пользователей, которые способствуют распространению пиратских дисков только одним способом: покупая их.

Может быть, ничем. А может быть — привлечением к ответственности (в самом жестком варианте — к уголовной).

...Вообще, в такой стране как Россия, делать прогнозы исполнения законов — занятие неблагодарное. Может получиться как с запретом на торговлю с лотков дисками: пару лет назад много писали о том, что вот, наконец–то с улиц и из метро выгонят таких лоточников. Было это после того, как в "Правила продажи отдельных видов товаров" внесли изменения, запретив торговать так дисками с ПО (а запрет на торговлю аудио- и видеодисками в них уже был). Но из московского метро лоточники были изгнаны буквально на днях.

Не исключено, что на практике бороться с нововведениями будут старинным российским способом: необязательностью исполнения законов. Вдобавок, практика применения законодательства не едина по стране, она зависит от региона, а также от каждого конкретного случая. Поэтому нельзя с уверенностью сказать, что начнется охота за "домашними пользователями", которые скопировали что-то "без необходимости". Но нельзя и утверждать, что случаев привлечения к ответственности за "домашнее копирование" не будет вообще, поскольку нововведение дает нашим "органам" колоссальную почву для злоупотреблений.

В 2007 году было возбуждено семь с половиной тысяч уголовных дел по статье 146 УК — это примерно двадцать дел в день. Еще какое–то количество проверок заканчивается отказом в возбуждении дела или привлечением к административной ответственности. При таком их количестве единичные случаи привлечения к ответственности за произведения, скопированные для личных целей, неизбежны. И такой "передовой опыт", что самое страшное, имеет тенденцию к распространению.

Теоретически, возможно три варианта ответственности. Во–первых, гражданская: как минимум это может вылиться в выплату компенсации, предусмотренной ст. 1301 ГК (от десяти тысяч до пяти миллионов рублей). Кроме этого, контрафактные экземпляры произведений подлежат изъятию и уничтожению, в соответствии с п. 4 ст. 1252 ГК. Если речь идет о компьютере с записанными на жесткий диск произведениями, то процедура уничтожения зависит от конкретного региона: кое–где файлы просто стираются, где–то изымается жесткий диск, где–то компьютер целиком (из экзотики: следователь, уничтожающий "контрафактный жесткий диск" молотком перед камерой; дело было, кажется, в Мордовии). Кроме этого, конфискована может быть и техника, используемая для создания копий.

Во–вторых, ответственность может быть административной, хотя для привлечения к ответственности по ст. 7.12 КоАП нужно, чтобы при незаконном использовании преследовалась цель извлечения дохода. Однако, часто на это смотрят сквозь пальцы, и привлекают всех без разбора. Санкция статьи для граждан — до двух тысяч рублей штрафа, разумеется, с конфискацией контрафактных экземпляров и техники, использованной для их изготовления.

Ну и, наконец, уголовная ответственность, по статье 146 УК. Санкция по самой массовой, второй части статьи — до двух лет лишения свободы. Третья часть — до шести. Разумеется, с конфискацией "орудий преступления" и "контрафактных экземпляров". При этом есть вероятность того, что дополнительно будет незаконно вменен "несанкционированный доступ к информации".

Из новых, передовых веяний милицейской уголовной науки: квалификация как "неправомерного доступа" простого скачивания программы из Интернета. Это можно было бы принять за ошибку журналистов, если бы в моей коллекции судебной практики не было приговора, в котором по 272 статье УК было квалифицировано простое копирование "пиратской" программы с компакт–диска на винчестер. То есть, если стоимость скачанного не дотягивает до необходимых пятидесяти тысяч, притянуть за уши Уголовный кодекс все-таки можно.

Кроме этого, наличие на жестком диске мультимедийных файлов может быть использовано как надуманный предлог для изъятия компьютера. Сейчас по такой схеме изымаются компьютеры в организациях, после введения "нового порядка" это может произойти и с персоналками простых смертных.

разделы: Ноу-хау | Право

Другие ноу-хау

Последние комментарии
об издании | тур по сайту | подписки и RSS | вопросы и ответы | размещение рекламы | наши контакты | алфавитный указатель

Copyright © 2001-2014 «Вебпланета». При перепечатке ссылка на «Вебпланету» обязательна.

хостинг от .masterhost