Самое горячее: Европа признала соцсети опасными (50); "Фобос-Грунт" уже не спасти (11); Мобильники убивают детей (26); ЕЩЕ >>
РАЗДЕЛЫ
Архив
« июль 2012  
пн вт ср чт пт сб вс
           
8
15
16 17
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

Сергей Минаев: "Мы все - те самые домохозяйки"

Жизнь | интервью | 09.06.2011 12:35

ТВ-интернет-шоу Minaev LIVE писателя, телеведущего и бизнесмена Сергея Минаева запущено все пару недель назад, но уже успело проехаться по умам, глазам и ушам российских интернет-пользователей. По традиции, кто-то от него в восторге, кто-то – презрительно морщится. Одно из событий лета в Рунете, чего уж там.

Команда Минаева выходит в эфир из студии в Digital October, над проектом работает пара десятков человек, включая подряженных на летнюю практику студентов журфака. Особенность шоу – возможность всех желающих звонить в эфир (сначала был Skype, но теперь – только с помощью Mail.ru Агента, такие уж спонсоры), комментировать происходящее с помощью виджетов социальных сетей и отзывов (подчас нецензурных) через Twitter, которые выводятся на экраны прямо в студии.

В первом выпуске шоу публику гипнотизировал режиссер и общественный деятель Никита Михалков. Во втором ел свой галстук бизнесмен Полонский, а Чичваркин клял Путина по Skype из Лондона. В третьем за телевидение терли Антон Красовский (НТВ) и Михаил Тукмачев (РЕН ТВ). Каждый эфир посмотрели по несколько десятков тысяч человек.

Третий выпуск, на который мне удалось попасть, чтобы посидеть в углу, предварительно выключив телефон (телевидение же!), проходил в атмосфере творческого подъема и душевной пьянки одновременно – Минаев и гости, нисколько не стесняясь зрителей, пили подогнанный спонсорами алкоголь в прямом эфире. Неравномерно поднакачавшись и мастерски матерясь (честное слово, я заслушалась), герои обсудили гей-парад, дело Ходорковского, проблемы отечественного телевидения и рейтингов, помянули группу На-На и Муджуса, и согласились сворачивать лавочку через полтора часа только тогда, когда им отказались вынести в студию сигареты. Уж не знаю, как это смотрелось с экрана, но, наблюдая за действом из своего угла вживую, я прониклась и впечатлилась.

А после эфира я пообщалась с Сергеем Минаевым и узнала, зачем он завертел всю эту вакханалию с Minaev LIVE и чего от нее хочет добиться.

- Самый банальный первый вопрос интервью: как и когда возникла идея этого шоу?

- В январе мы сидели на Бали, и мне позвонил по Skype друг из Парижа. Во время нашего разговора, у меня родилась идея, что было бы клево сделать такое ТВ-шоу, чтобы люди могли выходить в эфир. Сидит, например, ведущий с приглашенными гостями, обсуждает главные новости недели, и чтобы в этом участвовали телезрители – задавали вопросы, высказывали свое мнение. Очевидно же, что все так называемые «звонки в студию» – никому не нужная подделка, и никакой настоящей обратной связи нет ни в телевидении, ни на радио, нигде.

Я ничего не понимаю в технологиях, и не знал, возможно ли это все реализовать технически – чтобы за прямым эфиром могли следить несколько десятков тысяч человек. А потом познакомился с Егором Тушинским из Digital October, и он сказал, что у них такая технология есть – она сможет держать в эфире 40 тысяч зрителей. И мы это сделали.

- Обратная связь, о которой вы говорите – кому она нужна? Ведущему или зрителям?

- Это круто для зрителей - человеку, который смотрит шоу, важно быть услышанным; если нет инсценировки, все по-честному, и ты можешь позвонить и поговорить. Ту же самую функцию выполняют виджеты комментариев социальных сетей, которые у нас прикручены: зрителям нравится смотреть шоу и в режиме реального времени комментировать его, общаться друг с другом, задавать вопросы, критиковать.

- Как вы придумываете концепцию и выстраиваете редакционную политику?

- Садимся за день до эфира, отбираем горячие темы и выбираем возможных гостей. Например, в первый эфир мы позвали Михалкова, потому что он у всех на слуху в последние месяцы (сначала с «Бесогоном», потом с премьерой нового фильма, мигалкой). Второй эфир, когда мы обсуждали бизнес, тоже был довольно очевидным - Прохоров объявил о начале политической карьеры, мы его позвали в гости, он не пришел. И я позвал Полонского, Дворковича и вывел по скайпу Евгения Чичваркина. Чичваркин, кстати, тоже никогда и нигде не появлялся раньше – это революция.

А сегодня получился такой треп выпивших телевизионщиков. Все, что сегодня обсуждалось, обсуждается в Останкино. Это было похоже на то, как будто кто-то на кухне, где пьют работники телевидения, забыл диктофон и случайно вывел их разговор в эфир. Это очень весело, а для посвященных - весело втройне, потому что они понимают каждое слово и каждый намек. Но обычным зрителям, как показала практика, инсайты телевидения тоже интересны, иначе бы нас не смотрели 45 тысяч человек.

- А что, по-вашему, нужно телезрителю?

- Зрителю нужно обсуждать темы, которые ему близки и интересны, которые он разделяет, и, главное, темы, с которыми он себя может ассоциировать. Вот, например, обсуждавшаяся сегодня в эфире тема гей-парада – понятно же, что те люди, которые нас смотрели, не все поголовно геи. Но кто-то геев осуждает, кто-то разделяет их взгляды и сопереживает – эта тема всех волнует.

Абсолютная глупость – обсуждать артхаусное кино или творчество позднего Вермеера с телезрителями, у которых, в общем, средний интеллектуальный уровень находится между карточками скидочными в магазин «Республика» и еще каким-то мероприятием. Мы имеем 40 тысяч людей, из которых реально 10 тысяч смотрят с очень большим интересом, еще 10 - потому, что это круто и новый формат; а остальные просто приходят потроллить и чтобы их потроллили. Это нормально.

- Кстати, про троллинг. Расскажите, а зачем вы придумали историю с «мигалкой»?

- Мы готовились запускать проект, и нужен был какой-то вирусняк – причем мы уже знали, что к нам придет Михалков, из-за мигалки которого шумел Интернет. Мы с Колей Лебедевым сняли это видео за 10 минут, выложили в Сеть, нас увидели «Синие ведерки», подхватила вся пресса – просто все пенки сняли.

- А какой смысл в этом, что сказать-то хотели? Помимо привлечения внимания к шоу с Михалковым.

- Знаете, месседж простой: многие события, которые происходят в блогосфере, либо не существуют на самом деле, либо тщательно инсценированы. Почему их обсуждают? Не потому, что у людей гражданская позиция, как у того же сообщества «синих ведерок», а потому что им все равно совершенно, что обсуждать. Что разорванное декольте, что мигалка Михалкова – для интернет-пользователей это просто повод убить рабочее время. В общем, ничего такого я не сделал, чтобы отличило день обсуждения моего плохого поведения в интернете от любого другого рабочего дня участников дискуссий.

- Это проект вы делаете для себя, чтобы потусоваться, или ради какой-то красивой цели, желания сделать телевидение лучше?

- У меня нет никаких высоких миссий, все разговоры о миссионерстве – они хороши в кафе «Маяк». Вот там да, каждый второй – мессия. Там все по ночам начинают охуенно разбираться в политике, технологиях, телевидении, все гении, только непризнанные. Я не хочу превращаться вот в этого вот пьяного мессию, который рассказывает, как жал руки Ходорковскому и делал открытое СМИ. У меня совершенно приземленная цель – я хочу сделать хороший продукт и заработать на нем. Я зарабатываю на всем, что я делаю, и считаю, что бесплатно нельзя браться ни за что.

- Собираетесь покорить мир хорошим продуктом?

- Я думаю, что, как минимум, мы станем лучшим шоу сезона. Если мы удержим градус дискуссии еще хотя бы в 5 передачах, то мы выиграли эфир. У всех, потому что мы знаем, что в прошлом году был сделан «Дождь». Я всегда думал, что это интернет-канал, а оказывается, производители считают его все-таки телевидением. Очевидно, что цифры трех первых выпусков Minaev LIVE больше цифр единовременного смотрения «Дождя». А это значит, что возврат пусть не к андеграунду, но к атмосфере «Взгляда» конца 80-х годов, прямых и честных эфиров – это единственный шанс вернуть обсуждения и полемику в интересное для телезрителя русло.

- Больше ничего интересного, на ваш взгляд, сейчас нет?

- Ну а вот вы «Дождь» смотрите?

- Время от времени. Редко, я бы сказала.

- А почему, это же типа круто? Вопрос в том, что когда ты выстраиваешь свою политику, ориентируясь на 250-300 opinion-мейкеров, твоих друзей в Facebook, которые придерживаются определенных политических взглядов, определенного видения ситуации, ты, несомненно, проигрываешь.

По большому счету, мы делаем новый формат, который в ближайшие пару лет будет очень востребован. Потом придут другие форматы, кто-то обязательно будет после нас, сделает лучше или хуже – я не знаю.

- В чем революционность вашего формата? В том, что люди могут звонить и общаться?

- Формат революционен из-за сочетания персон, которые его делают, техники, которая это доводит до зрителей, зрителей, которых пускают в эфир. К тому же, мы первое шоу, которое идет полностью в прямом эфире. И на самом деле, это первый проект такого рода, тесно интегрированный с социальной сетью. Мы поставили все виджеты «ВКонтакте», и это работает; решили вопрос нагрузок. Когда мы встречались с Павлом Дуровым и разговаривали о нагрузках при большом объеме зрителей, он упоминал про технологии распределенного видео, которые, возможно, можно будет использовать.

Еще очень важны гости и персонажи. Вот сегодня пришли люди, которые знают весь инсайт телевидения – они выпили по 50 грамм, и рассказали, как все на самом деле происходит.

- Дальше будете продолжать пить, кстати?

- Не знаю, что-то мне не очень хочется больше пить. В какой-то момент начинаешь переходить на темы, которые интересны только тебе и тем, кто сидит с тобой за одним столом.

- Давайте вернемся к вашим планам. Есть какие-то конкретные цифры, которых вы хотите добиться?

- Рейтингов у нас никаких нет. То, что программа стала определенным трендсеттером, то, что ее цитируют, режут на куски и выкладывают федеральные телеканалы – это уже победа. Потому что до сего момента все было по-другому: на телевидении кто-нибудь какой-нибудь факап допустил, микрофон забыл отключить, рожу кому-нибудь набил – это все выкладывалось в Интернет. Мы – первый случай, когда интернет-шоу в России вот так цитируется.

- А противостояние традиционного телевидения и интернет-ТВ существует?

- Нет, как мы видим, народ один и тот же. Все те, кто смотрит MinaevLive, наверняка смотрят «Прожекторперисхилтон», да еще и сериальчики посматривает – в формате «просто телевизор же играет фоном, я его на самом деле не смотрю, но вот там прикольный был момент…».

Среднестатистическая домохозяйка, на которую ориентируется телевидение – это мы и есть. Мы все те самые домохозяйки. Потому что, по большому счету, желтая пресса – это очень плохо, но пройти мимо фотографии, на которой грудь вывалилась из лифчика у какой-то знаменитости, не сможет ни один мужчина традиционной сексуальной ориентации, что бы он там ни читал и чем бы ни занимался.

- Вы продолжите писать книжки?

- Да, конечно.

разделы: интервью | Жизнь
Материалы по теме

Оптина П.

Другие интервью

Последние комментарии
об издании | тур по сайту | подписки и RSS | вопросы и ответы | размещение рекламы | наши контакты | алфавитный указатель

Copyright © 2001-2012 «Вебпланета». При перепечатке ссылка на «Вебпланету» обязательна.

хостинг от .masterhost