Самое горячее: Европа признала соцсети опасными (50); "Фобос-Грунт" уже не спасти (11); Мобильники убивают детей (26); ЕЩЕ >>
РАЗДЕЛЫ
Архив
« ноябрь 2014  
пн вт ср чт пт сб вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

Четвертая часть ГК: что нового?

Ноу-хау | 12.08.2010 00:05

Честно говоря, статью эту нужно было писать года два назад, когда четвертая часть ГК, она же "ГК4Ч", вступила в силу. Однако, тогда написать ее было невозможно - о том, какие заблуждения с ней будут связаны, никто еще не знал. Такие вот взаимоисключающие параграфы...

Но шло время, заблуждения множились, и распространялись. Вообще, при чтении одного закона, сменяющего другой, хорошим правилом было бы их сравнение: что было должно сравниваться с тем, что написано в новом законе. Естественно, так не делает никто. В результате все те статьи закона, о существовании которых читающий из своего опыта не помнит, он объявляет "нововведениями".

Четвертая часть ГК просто не могла не породить колоссальное количество таких заблуждений, учитывая тот ажиотаж, которым сопровождалось ее принятие. Читать ее кинулись все – по описанной выше схеме. Ну что ж, попробую систематизировать все то, что там вычитали. На тот случай, если систематизирую не все – этот текст будет перепубликован в справочном разделе "энциклопедии АнтиРАО", и в него будут вноситься дополнения.

Итак...

"Использование произведения может осуществляться только с разрешения правообладателя"

Очень многие впервые увидели статью, описывающую исключительное право, именно в четвертой части ГК, хотя на самом деле примерно в таком же виде она существовала уже в законе "Об авторском праве и смежных правах". Вообще, закон этот характеризовался как раз поворотом от советского "обобществления" авторских прав, характерного для ГК РСФСР, к "цивилизованному подходу", то есть, закреплению монополии правообладателя, то есть, "исключительного права на произведение". Поэтому значительная часть его текста без изменений перекочевала в четвертую часть нынешнего ГК.

Единственное нововведение в Гражданском кодексе заключалось в том, что список полномочий, входящих в исключительное право сейчас – не исчерпывающий, в отличие от того, что был предумотрен законом "Об авторском праве..." Что, разумеется, на руку всяким "специалистам по SAM" и прочим копирайт-экстремистам, поскольку позволяет объявить "нарушением авторского права" все, что угодно, вплоть до непоклейки "лицензионной наклейки" на корпус компьютера.

"РАО получило возможность управлять правами всех авторов"

Так называемое "коллективное управление" (именно им занимается РАО) тоже появилось в предыдущем авторско-правовом законе. Именно тогда и появилось РАО.

Более того – поскольку "коллективным ограблением", как закономерно прозвали эту деятельность, мог заниматься любой желающий, этих желающих тут же и развелось немеряно. Четвертая часть ГК выступила в роли губозакаточной машинки, значительно ограничив "ограбление". Раньше собирать деньги для любого автора или правообладателямогла вообще любая организация по коллективному управлению. В ГК же предусмотрена так называемая "аккредитация": такое право теперь может получить только одна организация по одному виду прав (всего "аккредитуемых" видов шесть). Неаккредитованный ОКУП может управлять правами только тех правообладателей, с которыми у него заключен договор. А перед тем, как такой договор заключать, автор должен "изъять права" из управления аккредитованного ОКУПа.

"Налог на болванки"

Как раз после статьи ГК об аккредитации идет статья о так называемом "налоге на болванки", то есть, отчислениях, которые собираются за копирование фильмов и музыки в личных целях (так называемое "домашнее копирование"). Этот налог должны выплачивать производители чистых носителей и оборудование, которое может быть использовано для такого копирования, однако, поскольку дураков нет, соответствующие отчисления просто включаются в цену, и платим их мы с вами.

С этим "налогом" произошла примерно такая же история, как и с остальными нововведениями из закона "Об авторском праве...": впервые появившись именно там, он оставался незамеченным семнадцать лет. По одной простой причине: никто его просто не собирал. Порядок сбора и ставки должно было определить Правительство, которое все эти семнадцать лет занималось чем-то, более интересным. Попытки наладить сборы были, но все они закончились тем, что таможня разослала письмо о том, что, пока налога нет и непонятно, как его собирать, ввозить оборудование и носители, ввоз их должен осуществляться только с условием уплаты "налога" в дальнейшем.

Так что отчисления эти мы уже платим, поскольку они должны включаться в цену товаров. Но не исключено, что импортеры цены все-таки повысят и еще – используя "налог" как повод.

"Введен запрет на нарушение неприкосновенности произведения"

Понятия "неприкосновенности произведения" в законе "Об авторском праве..." не было. Непонятно, почему: впервые оно появилось где-то в двадцатых годах, еще в первых декретах, регулирующих автороское право в РСФСР. Потом оно перекочевало в ГК РСФСР, а вот оттуда – куда-то пропало. В ГК РФ его просто вернули на место.

"Нарушение авторских прав стало тяжким преступлением"

Это – одно из распространенных заблуждений, произошедших из-за того, что соответствующие поправки в Уголовный кодекс готовились параллельно с четвертой частью ГК. Приняты они были даже позже ГК4Ч.

"Стало запрещено копировать книги в библиотеках"

Вопрос о запрете копирования книг относится не к гражданскому, а, скорее, к позвоночному праву. Действительно, многие библиотеки стали после вступления в силу четвертой части перестраховываться и запрещать либо ограничивать копирование. Никакой правовой основы под собой эти запреты не имеют, за исключением разве что запрета ксерить книги целиком и нотные тексты, прямо установленного в ГК.

Более того – если вы приносите с собой свой фотоаппарат и самостоятельно снимаете страницы, то на вас действует уже другая статья ГК, гораздо более либеральная. Запрет на пронос фотоаппарата с собой, как вы, наверно, догадались, также незаконен. Вернее, законен настолько, насколько охраняет порядок в библиотеке (например, можно запретить снимать со вспышкой, особенно если речь идет о старинных книгах).

"Теперь юридическое лицо могут ликвидировать за нарушение копирайта"

Это мнимое нововведение появилось еще в первой части ГК. Статья 61 предусматривает ликвидацию юридического лица в том случае, если оно осуществляет деятельность с грубыми нарушениями законодательства. Четвертая часть ГК всего лишь ссылается на эту статью.

Так что же действительно нового?

Из реальных значительных нововведений в ГК можно отметить прежде всего отчуждение исключительных прав. Раньше права передавались только по лицензионному договору, который заключался на определенный срок и для определенных видов использования. Теперь права могут быть отчуждены целиком и навсегда.

Еще была введена аккредитация, про которую мы уже говорили. Также появился ряд новых смежных прав, например, "права публикатора"которые могут распространяться на произведения, перешедшие в общественное достояние. Они принадлежат тому, кто нашел такое произведение где-нибудь в архивах, и впервые опубликовал. Кроме того, введено так называемое "право изготовителя базы данных", которое заключается в том, что этот самый изготовитель может запретить извлекать и использовать всю базу данных или существенную часть составляющих ее документов.

Ну, и самое главное – введено понятие "интеллектуальной собственности", которое раньше существовало только фактически, но в законе закреплено не было.

разделы: Ноу-хау | Право

Другие ноу-хау

Последние комментарии
об издании | тур по сайту | подписки и RSS | вопросы и ответы | размещение рекламы | наши контакты | алфавитный указатель

Copyright © 2001-2014 «Вебпланета». При перепечатке ссылка на «Вебпланету» обязательна.

хостинг от .masterhost